ПРИЯ

автор - gekkonidae 

 

В каждом из больших циклов бодрствования Тримурти проявляются некоторые возможности, которые отсутствуют в других. В результате того или иного стечения обстоятельств - взаимодействия Третей - одна из параллельных возможностей реализуется, а другие - нет. Тем не менее, они оставляют свои названия - имена героев, имена уникальных предметов, имена ощущений. Так случилось с Лакмой, серебряными нитями Луны. 

 

Эта история произошла в те времена, когда Брама завершил создание макролокаций, то есть раздвинул и зафиксировал границы острова Бытия в океане Небытия звёздами, и только приступил с изготовлению миров с их отлаженной системой настройки констант и более деликатных компонентов, требующих виртуозного владения инструментом. В то время Шива бродил словно по тоннелям в ткани столь любимой им темноты и ему было то холодно, то жарко и ему снилось, что он ищет кого-то. Так однажды встретил он дочь Брамы Прию и долго смотрел на разрез её ярких губ, такой яркий, какого никогда не видел он прежде. Когда же он перевел взгляд выше, то нашёл, что глаза её слишком холодны, слишком строги. И пожелал он изменить их выражение, сделать его мягким. Шива стал рассказывать Прие про всё, что приснилось ему. Сперва Прия оставалась холодной - «ведь это всё не по-настоящему, это всё выдумки», но чем дольше говорил Шива, тем иллюзорнее казался Прие этот мир и всё отчетливей проступали те, о которых рассказывал бог третей Трети. Так Шива покорил сердце Прии.

 

Узнав об этом, Брама был взбешен. Он изрядно повозился с системой тоннелей, которая должна была задержать Шиву на границе его сознания, чтобы он не мешал ему, Браме, строить мир по своему пониманию, но из-за Прии оказалось, что Шива не только пробудился, но и изменил своими сказками его любимую дочь.

 

- Почему твой сын, Калаха, не защищал свою невесту? - спрашивал Брама у Вишну.

- Он слишком погружен в созерцание, - отвечал бог второй Трети.

- Он слишком погружен в поедание провизии, которая доставляется твоему семейству, - гневно говорил Брама. - Приведи его в чувство!

- Я иначе учу своих сыновей, чем ты, - отвечал Вишну.

Как бы там ни было, Прия продолжала встречаться с Шивой и однажды пришла к отцу и спросила его, собирается ли он и дальше мять и уплотнять одни части Бытия в ущерб другим.

- Концентрация! - закричал Брама. - Это называется созидательная концентрация!

- Шива говорит, что когда ты закончишь, все другие миры, о которых он рассказывает, станут невозможны. Это правда?

Брама признал, что это правда.

- Но зачем же тогда ты продолжаешь? - спрашивала Прия.

- Если бы твоя голова не была затуманена словами моего брата, ты бы и сама могла  ответить на этот вопрос! - воскликнул Брама. - Потому что я хочу дойти до конца, до самого предела возможного и сделать мир таким отчетливым, таким ярким, каким он только может быть!

Прия задумалась.

- В этом мире многим существам третьей Трети будет не по себе, - сказал она, наконец.

- А если я не завершу работу, то всем моим потомкам будет не по себе! - возразил Брама.

- Но мне и так хорошо, - отвечала на это Прия.

Брама долго смотрел на свою дочь.

- Ладно, - сказал он, наконец, - я отложу свою работу до тех пор, пока ты не скажешь, чтобы я продолжал.

- Не думаю, что это случится, - отвечала Прия.

Брама пожал плечами и отвернулся, гнев его сменился печалью. Он отправился в дальний предел и конструировал там криогенную установку и другие полезные в межзвездных перелётах вещи.

 

Прия же какое-то время была счастлива с Шивой. Когда Шива проснулся, встретив её, в мире появилась завершенная, самая концентрированная Шакти третьей Трети и Прия наслаждалась ее присутствием. Вишну также пребывал в лёгком опьянении своих отношений с Лакшми и не отвлекался даже на хлопоты по поиску невесты для Калахи, который всё ел и всё толстел. Тем временем из-за отсутствия Брамы в мире стало недоставать Праны. Первой это заметила Прия - и хотя ей по-прежнему нравилось быть с Шивой, какая-то часть её - о которой прежде она даже и не подозревала - стала слабой и пустой и ничто не могло сделать её прежней. Прия стала более отстранённой и склонной к нравоучениям, что скоро стало раздражать Шиву, который снова пристрастился бродить по тоннелям в поисках той, ради которой он заставил себя пробудиться.

 

Вишну, также ощутивший, что каналы, по которым должна поступать Прана оказались незавершенными, пришёл к своей возлюбленной Лакшми и поведал ей об этом. И ещё он сказал, что они вместе должны придумать способ перетока Праны из окраин в Сердце мира.

 

- Но почему я? - спросила Лакшми. - Я хочу сказать, твой Брат делал всё в одиночку.

- Это правда, - отвечал Вишну, - но я не могу так же. Без тебя мне не справиться.

Вдвоём достигли они океана Праны и стали создавать каналы, по которым она могла бы достигнуть Центра мира. Для этого Вишну с помощью магии Лакшми создал специальные живые нити - Лакму. Но очень скоро бог второй Трети обнаружил, что «на той стороне» эти нити не к чему прикрепить, так как  всё созданное Брамой было слишком твёрдым, слишком резким для них. Тогда Вишну разыскал Шиву.

- Если ты желаешь, чтобы этот мир продолжался, помоги нам, - сказал он.

Шива долго ничего не отвечал. Но воспоминание о той, которую он надеялся встретить в этом мире, повлияло на его решение.

- Если ты помнишь то же, что и я, - продолжал Вишну, гордящийся своим красноречием, - то также знаешь, что такого варианта развития событий, когда Брама не отшлифовывает каждую деталь мира, больше может и не быть.

- Я сделаю это, - сказал Шива.

 

Он создал Луну, такую Луну, которая никогда не могла бы появиться в мире, целиком сработанном Брамой - Луну, что больше солнца определяла происходящее в мире. Вишну прикрепил концы нитей Лакмы к этой Луне, использовав её как своего рода ретранслятор для Праны. Усилиями Вишну и Лакшми был создан мир для живых существ - сам по себе живой, в котором не было твёрдых камней, жесткого излучения и строгих констант реальности.

 

Брама же, услышавший о создании Шивой Луны, впал в неистовство и сотворил Четвертого бога. «Раз я не могу удалить Шиву из мира, я могу создать похожего на него. И когда Шива устанет от мира и отстранится, его свойства перейдут к созданному мной. А с ним я справлюсь и, уничтожив его, уничтожу все последствия деятельности Третьего Бога». Так думал Брама. Четвертый бог был создан и отправлен на огромном космическом корабле через все пределы к Сердцу Мира.

После того, как Брама сделал это, перед ним возникла Прия.

- Отец, - сказала она, - ты был прав. Никакая другая Шакти, кроме первой Трети не может заполнить пустоту внутри меня. Раньше я не понимала этого, но теперь я знаю, что мне плохо будет жить в мире, который создаешь не ты. Я прошу тебя вернуться.

 

Услышав это, погрузился в скорбь Брама, потому что на создание Четвертого бога ушло слишком много его сил, которые теперь, после нитей Вишну, Лакмы Лакшми, ему негде было восполнить.

Но затем у Брамы появился план. Используя Четвертого бога, которого он наделил несвойственными ему умениями уничтожения бытия, Брама желал разрушить Луну Шивы и разорвав нити Лакмы, привести мир к состоянию его брамического сияния, каким он был прежде.

Когда Брама и Прия оказались в Сердце Мира, Брама сказал Прие: здесь, под светом Луны Шивы, я слишком слаб для одного дела, которое нужно сделать. Ты же, проведшая с Шивой столь долгое время, единственная, кто способна убить Четвертого бога, для того чтобы он по-настоящему овладел свойствами Шивы. Возьми этот меч.

Так, Прия встретила прилетевшего Четвертого бога и подошла к нему с мечом, сделанным Брамой по подобию Кайгалы.

- Только умерев, ты станешь тем, кем можешь стать, - сказал она ему.

Но Четвёртый бог засомневался.

- Я такой, каким создан, - отвечал он. - Разве мог Брама - величайший созидатель - не придать мне всех свойств, которые я могу иметь?

- Это так, - отвечала Прия. - Но только окунувшись в Небытие, сможешь проявить их ты. Поэтому дай мне пронзить тебя этим мечом.

- Мне кажется, я узнаю этот меч. - проговорил четвертый бог. - И я знаю, что кто бы не держал его - даже такая красивая девушка, как ты, - умирать от его удара будет очень больно.

- Но это единственный путь, - непреклонная, произнесла Прия.

- Я страшусь его, - отвечал Четвёртый бог и исчез. Но Прия, которая переняла от Шивы понимание того, как используется эта магия, перенеслась в то место/время, где/когда Четвёртый бог появится, и поразила его мечом, что был подобен Кайгале. А где-то Брама дотянулся до воспоминания о Четвертом боге в Небытие, и, вытянув его в Бытие, вновь оживил его.

- Я не забуду того, что ты и твоя дочь сделали со мной, - сказал четвертый бог Браме, когда глаза его привыкли к свету.

- Не забудь, - согласился Брама. - Как не забудь и то, зачем мы сделали это.

 

Так Четвёртый бог отправился на Луну Шивы и, используя её силу, принялся создавать существ, которые были способны перегрызть нити Лакмы. Но поскольку его смерть не была полностью принята им, или же потому, что Шива продолжал пребывать в мире, Четвёртый бог так и не смог овладеть полностью всеми возможностями третьей Трети. Его вмешательство привело к затяжной войне, воспоминаний о которой почти не сохранилось. По её завершению Четвёртый бог отправился блуждать на границу Бытия и Небытия и однажды навсегда пересёк её и заблудился в неслучившихся пространствах, полостях Темноты, для которых не было и не могло быть названия.