"Мне известно об Индре три истории:
№1.
У последнего царя Арьяны (потомка Брахмы, а его собственное имя забыто), долгое время не было детей. Он спросил пророчества у жриц Лабиринта и пифия ответила ему - "Твой сын родится весной".
А через несколько дней, его жена поняла, что беременна. По всем расчётам так и сходилось, что ребёнок должен родиться весной, но весна в том году так и не наступила.
Началась вечная Зима и арья покинув свою страну, двинулись на Юг (Юго-Восток), в поисках земель свободных от снега.
Этот поход длился семьдесят лет, и всё это это время царица не старилась и оставалась беременной.
(есть версия о том, что она сама просила ребёнка не рождаться в этот ужасный мир вечного снега и постоянных войн).
И вот, когда остатки вымирающего народа арья перебрались через горы Хинду и хотели спуститься в долину, на их пути встало огромное войско дасов.
И хотя кшатрии арья сражались неистово, их было слишком мало, чтобы победить.
Дасы загнали арья обратно в горы, в снега.
Они поставили перед арья условие; если те хотят выжить - пусть бросят оружие и спустившись вниз станут рабами. Если же нет - пусть умирают от голода и холодов на леднике.
Некоторые кланы арья согласились на эти условия. Они разоружились и сдались в плен и рабство.
Но другие, остались в горах, рассудив, что лучше потерять жизнь, чем волю.
Царица видела, как умирает её народ. В конце-концов, она приняла решение идти вниз с небольшой группой брахманов и кшатриев и вступить в переговоры с царём дасов, чтобы попытаться вымолить у него приемлемые условия капитуляции. В качестве платы за сохранение жизни и свободы её народу, царица собиралась предложить дасам ваджру - меч своего мужа (сам царь погиб в сражении много лет назад).
Этот меч был таков, что его не мог в одиночку поднять обычный человек. Только прямые потомки богов могли поднять его и пользоваться им. Обычных же людей требовалось девять или двенадцать человек, чтобы лишь нести этот меч. Как раз столько мужчин и должно было сопровождать царицу на пути вниз.
И вот когда посольство арья достигло нижней границы снегов, царица попросила воды.
Один из воинов, зачерпнул своим шлемом воду из лужи тающего снега и протянул шлем царице.
Как только она сделала глоток талой воды, ребёнок шевельнулся в её утробе.
И он спросил её - "Мать, зачем ты несёшь меня в рабство, когда с тобой идут воины способные понять меч?"
Царица ответила - "Эти воины едва несут меч вдевятером, ибо никто из людей не может поднять его в одиночку. Это не оружие, а обуза!"
Тогда ребёнок воскликнул - "Так их девять! Мне хватило бы и семерых для нападения и победы".
В этот миг у царицы начались схватки и через несколько мгновений, она родила сына.
Он родился сразу же вместе с плацентой, которую сжимал в левой руке.
Едва родившись, ребёнок встал на ноги и сам вышел из шатра.
Он сам искупался в тающем снеге, смыв с себя кровь матери.
И он приказал изумлённым воинам - "Принесите мне меч моего отца".
Когда те исполнили приказ, ребёнок легко поднял меч правой рукой и сам перерезал свою пуповину.
Он бросил плаценту собаке, принадлежащей одному из воинов и та превратилась в огромного белого волка и младенец оседлал его.
Для младенца не нашлось одежды и он закутался в шкуру "последней коровы" из которой был сделан шатёр царицы, а голову накрыл тем самым шлемом, из которого его мать пила талую воду.
И он сказал воинам - "Вас девять, а после битвы останется семеро. Но сегодня мы проломим грудь врага".
Тогда один из воинов испугался, что он будет в числе тех, кому предстоит погибнуть и сбежал.
Но остальные закричали - "Индра, индра (т.е. вождь, владыка) - веди нас, ты наш царь, ты снова с нами!".

Индра, верхом на волке, повёл восемь (одиннадцать в "12-ти-ричной" версии) кшатриев на врага.
А дасы увидели их как несметное войско "воинов с длинными щитами", которое спустилось с гор, разделённое на восемь отрядов и начало истреблять "черноголовых".

Ну а дальше, история хорошо известна - "девяносто девять красных крепостей расколол Индра, расколол как орехи и ещё одну чёрную - для ровного счёта".
Вернувшись из этой битвы тридцатилетним мужчиной (а битва длилась до рассвета, вся Индия была завоёвана за одну ночь) Индра застал свою мать на смертном одре. Она за эту ночь превратилась в глубокую старуху и к полдню умерла на руках у сына, скорбя о том, что так и не смогла напоить его своим молоком.
"Не печалуйся. Кровь врага - вот моё молоко" - ответил ей Индра".