/в чём отличие любви у людей шактиальных и адамических?/

«Любовь» это всегда шактиальное состояние, поэтому отличий нет — если это конечно, любовь.
Этот феномен возникает только тогда, когда в паре, как минимум, один
из участников шактиален, т.е. имеет светящуюся згу («божью искру»).
Если и второй субъект шактиален, то мерцание (индивидуальный ритм, «мелодия», «мотив») их «искр» начинает согласовываться, становясь сходным. Но, конечно, полной идентичности никогда не возникает, личности-то, всё равно, остаются разными. При таком «резонансе» возможен иногда подъём зги одного из участников в более «высокую» позицию и, соответственно, преходящее, временное изменение касты.

Если же один из участников «любви» не шактиален, то его зга сначала
начнёт светиться под действием шактиальной «накачки» исходящей от
шактиального субъекта этой пары, а затем точно так же согласует своё
мерцание с его згой. Или не согласует.

Если согласования ритма мерцаний не происходит, то (не важно, шактиальны ли
оба участника или только один) — будет т.н. «безответная любовь».

Если же в паре оба участника нешактиальны, то
то, что они примут за «любовь» будет на самом деле
одной из разновидностей молитвы (в данном случае, молитвы об обретении
с целью обладания) и психоэнергетические феномены (субъективно сходные
с переживаниями «любви») будут вызваны мана-трансляциями от субъекта к
субъекту и от них обоих — к Богу-Творцу.

PS
На Земле, у людей Юдоли, мы наблюдаем, обычно, одновременную
работу этих механизмов (и шактиального и мана) поэтому на выходе
видим некую смесь из производимых ими эффектов — тут тебе и молитва и
чудеса мифотворения (генерации Реальности), всё в одном флаконе.
Если нужен вдруг становится анализ такой ситуации, то надо
выяснять что превалирует в конечном «продукте».

ЗЫ

Зга может «узнавать» другую згу, т.е обычно «искры» словно бы
чувствуют потенциал для согласования своих ритмов.
Интересно и важно то, что сие «чувствуют» даже несветящиеся зги
«чисто адамичных» людей. Что и приводит к развитию меж ними
квази-любви, т.е. того молитвенного феномена, о котором я говорил выше.

Источник текста