«….Когда ланкара была ещё только психотерапией, в моём общении
с пациентами неизбежно наступал момент,
когда они начинали интересоваться тем, как же им обрести шакти-способности —
в частности, как испытать состояние Хай и ощутить смысл жизни.
Поскольку, я понятия не имел, как это сделать (и не имею по сей день),
мне приходилось говорить что-то вроде —
«О! Всё не так просто.
Шактиальные способности это такая штука, ну вы понимаете,
они даются от рождения и если их нет — то увы, ничего
нельзя поделать…»

Пациенты, разумеется, печалились, узнавая о том, что не существует достоверного способа
(методики) обрести шакти-способности и шакти-свойства, если их нет.
Они высказывали сомнения в эффективности моей психотерапии и намеревались
покинуть заведение с тем, чтобы более никогда сюда не возвращаться.
Тогда, подержав (около минуты) психотерапевтическую
(акцентирующую, фокусирующую) паузу, я говорил —
«Но! Всё не так безнадёжно, как вам сейчас это  кажется»
И затем я произносил речь о том, что изучение ланкары, хотя и не даёт само по себе таких способностей,
однако предоставляет шанс обрести их.
Ибо известны случаи (врал я), когда человек внезапно обретал чувствительность к Шакти
и начинал «правильно видеть».
Возможно тоже самое случится и с вами, почему бы нет? — спрашивал я.

Затем следовала вторая порция утешений, более вкусная.

Сюжет её был примерно такой — да, сейчас вы не имеете шактиальных способностей и свойств.
Но это не должно стать темой для печали и фундаментом комплекса неполноценности.
Изучайте ланкару — и вы обретёте шанс на реинкарнацию (после мы подробно рассмотрим что это такое)!
И вполне возможно, что ваше новое тело окажется гораздо более чувствительным к Шакти и тогда
у вас будет всё — и каста и смысл жизни и прекрасная психоделия состояния Хай,
да ещё и бессмертие в придачу.

Всё это я ловко сочинял экспромтом и врал, как дышал.
И люди уходили от меня унося эту новую, странную, небывалую для них надежду на реинкарнацию,
на служение богам, на метафизическое оправдание своего рождения,
каковое, ведь если будет оправдано в грядущем, то значит оправдано уже сейчас.
Они уходили и возвращались за новой порцией надежды и отдавали мне свои деньги.
И вот однажды пациенты стали мне больше не нужны для того чтобы говорить о ланкаре.
Это был странный миг о котором мне нечего сказать кроме того, что он был».

Источник текста