Гиперборея — на фото. Понятно, что, в истинно археологическом смысле копать там пока нечего — приходится копать довольно свежую и скучноватую Мангазею. Людей же, на самом деле (не чаемо для них самих), привлекают туда вестигии — призраки досдвиговых городов, источники манящих и пугающих психоэнергетических эффектов, создающие  фэнтезийную, психоделическую среду восприятия. Интересно, что и психогеографические эффекты Тюмени и её окрестностей тоже основаны на вестигиях, которых здесь много. Например, знаменитый овраг за старым Музеем, где проводится фестиваль «Ключ», расположен в  поле присутствия вестигия некой реальной арены (амфитеатра?) досдвиговой эпохи. Или странное пространство с анизотропным течением времени, называемое  Площадь Памяти — вероятно,  оно сопряжено с метафизическими  руинами былых оборонительных сооружений, для функционирования которых использовались и магические эффекты. Кебургоподобное образование на «Маяке» — вестигий храмового комплекса или некрополя, «мерцающее место». Нечто вроде намёка на транслокальный портал. Участки депрессирующего,  тёмного стазиса в Зареке и тихие, приглушающие мышление, но обостряющие восприятие пункты в районе улицы Даудельной. «Холм жрецов», где Строительная академия расположена чуть левее и выше вестигия некой крепости, чья стена проходила по нынешнему берегу Туры… В общем, таких мест довольно много в Тюмени. Перечислять их все не имеет смысла — в частности,  потому, что восприятие вестигиев чрезвычайно субъективно и там, где один человек что-то чувствует, другой не чувствует ничего. Тут достаточно понять сам принцип.

А теперь — «взгляд сверху»:
Огромное пространство, на границах которого расположены Тобольск, Екатеринбург, Тюмень и Омск — это поле древней битвы, в ходе которой применялась разнообразная магия, в том числе, и магия Сдвига. В результате применения сдвигающих физику метафизических воздействий, существование многих архитектурных объектов и населённых пунктов было прервано не реальным их разрушением, а отменой самого возникновения. То есть  вот, например, стояла крепость или храм, а маг взял и отменил факт их возникновения и они, соответственно, исчезли из реальности. Но Сдвиг, в силу ряда причин, иногда не бывает полным. Отмена существования иногда оказывается лишь частичной — и тогда, тронутые Небытием, объекты продолжают ощущаться в обычном физическом пространстве,  как психоделические  вспышки в обыденном сознании человека, просто бредущего по городу. Это и есть вестигии. Правда, чтобы их ощутить, нужно подсветить их собственным психоэнергетическим импульсом, квантом внимания, сделав это неосознанно или специально.

Справедливо ли называть преображённые в вестигии строения древними? Отчасти, наверное, да — они находятся в прошлом, даже и по меркам нашего современного линейного времени. Но, с другой стороны, Сдвиг ведь разрушает само время, он лишает его линейности и превращает в кучу причудливо перемешанных фрагментов. Встроенные, замурованные в эти фрагменты времени причинно-следственные блоки непредсказуемо взаимодействуют между собой по принципу притяжения-отталкивания, отчего фрагменты распавшегося времени крутятся,словно стёклышки в калейдоскопе. Они словно бы вовлечены в броуновское движение — мечутся, клубятся. Поэтому-то я и избегаю использовать по отношению к вестигиям термин «древние», а предпочитаюю говорить, что это досдвиговые объекты.


«Тут нет кебург, но много вестигиев. Они и определяют тюменскую психогеографию, они её и создают»