Фильм «Стимбой» с точки зрения шактиального метода. Союз Золотого века

Подобно фильму «Паприка», «Стимбой» посвящен аватарам и потомству Брахмы: в «Паприке» семейство старшего из богов доходит до предела и изнемогает от усталости и безумия, вследствие чего и мир подвергается неимоверной опасности и балансирует где-то на грани кошмарного сна и реального апокалипсиса.
В истории Стимбоя — ситуация временами не легче, однако — не так уныла и безнадежна. В этих рисунках о Брахме мы в итоге обнаруживаем маленькую дверь, через которую его выпускают — дверь, ведущую в Золотой век.
Но посмотрим сначала, кто рисует такие рисунки.

Мир и персонажи фильма своеобразны. Мир (поначалу) едва отличим от реального, роскошен и управляем англичанами и американцами, а по сути — деньгами в максимально цивилизованном варианте.
Одна из ценностей этого мира — семейство Стимов и все их научное творчество, однако они чужеродны этой среде, а не только переходят как приз из рук в руки.
Тот, кто смотрит на них и видит чуждость — это Вишну.
Стимы для него — воплощение опасной и удивительной изобретательности; неумения извлекать из нее финансовую пользу; идеализма; глупости в опознании намерений людей; помешательств и омрачений разной степени тяжести. Стимов постоянно кидает от суицида к подвижничеству, и в их поведении можно найти множество других аспектов, связанных со страшным и болезненным для Вишну — нестабильностью.
Именно из-за последнего мы легко узнаем сущность , наблюдающую за семейством Стимов.
Эта сущность внимательна, в ее взгляде много любви, хотя намеревается она не любить, а укрощать, использовать, суммировать,гармонизировать и т.п.
И у этого наблюдателя наготове какое-то решение…

У дедушки Стима есть незримый, отсутствующий оппонент — глава заокеанской корпорации и аватар упомянутого выше наблюдателя.
Он не может не вступить в игру, поскольку обычные средства взаимодействий через подручных, видимо, уже не срабатывают, и креативные Стимы с их изобретениями меняют хозяев слишком беспорядочно.
У оппонента есть наследница, Скарлет — принцесса-демоница, предельно подходящая младшему аватару Стима. Она сама стабилизируется рядом с ним и обретает его идеалы. А мальчик получает единственное что ему вообще нужно из чужих богатств — удачу, везение. Скарлет — это Фортуна и что-то близкое к удаче, спасающей от смерти на войне.
Что видит девочка в мальчике? — Ответ: почему она здесь.
Что видит мальчик? — Ту, что красивее всех.

Бесповоротная любовь между этими двумя — событие, очевидное человеку, но философ должен увидеть явление, которое служит ей источником и определяет и бесповоротность, и тень печали.
Это чудо,что едва возможно, — союз, порождающий идеальный мир Золотого века. Мы его знаем, узнаем — он нарисован в старых схемах, всем Просвещением. Это неизбывное счастье и разум, твердая поступь и безошибочность моральных суждений, достаток и раскаявшиеся обманщики. Это полдень, это Хрустальный дворец и всемирные выставки. Это сытый пролетарий и выжившие дворяне.
Потенциальная реальность такой утопии и вероятность того, что она жизнеспособна — на уровне человеческих воплощений становится просто любовью.
Внутри нее есть тень — от того, что этот вариант мира недостижим, еще недостижим, между нами и ним — время: война, беды, ошибки.

  • В горнице моей светло (пример учебного текста по теме «реинкарнация»)
  • Вечный Зов
  • ВИШНУ и БРАХМА. Союз золотого века
  • Грани будущего и тела сновидений
  • Зачем нужно тело
  • Истинная история Гермеса
  • Как становятся архатами
  • Ланкарическая иконография для самых маленьких
  • О количестве богов
  • Три разницы
  • Феномен жизни как продукт взаимодействия богов
  • Фиделия
  • Хель. На последнем берегу
  • Иегова как «другая мама». История Коралины.
  • О шивайном аспекте российской истории (эссе)