Зороастризм – это первый опыт Иеговы в создании
своей собственной религии. Он создаёт её для
тех арийских племён, которые прежде находились под влиянием Брахмы,
и остались «без присмотра» шактиальных богов после Сдвига Мира и
отступления последних на Ланку.
Структура духовных чаяний этих людей основана на тоске по Брахме,
на чувстве метафизической потери, на шактиальном голоде (кайгале)
возникшем именно в отношении браминного типа Шакти.
Поэтому себя самого, Иегова и проецирует на «опустевшее»
место Брахмы.

Здесь важно помнить о том, что вся эта история происходит сразу же
после Сдвига. Люди внезапно оказались в сильно и неприятно изменившемся
мире, в такой реальности, которую они воспринимают, как повреждённую,
лишившуюся полноценности.
Бог, который хочет властвовать над такими людьми, должен первым делом
объяснить им причину произошедшего и позиционировать самого себя
относительно этой причины.
А поскольку эти люди ещё помнят (хотя и фрагментарно, смутно) предыдущие «расклады»
взаимоотношений между богами, то Иегове приходится как-то встраивать
себя в эту схему.
Раз уж эти люди знают о некоем брате Брахмы склонном к уничтожению бытия – соответственно,
Иегова сохраняет этот шаблон и устами своего пророка говорит им о том, что у него, да,
есть такой Брат и именно он виноват в той порче мира, которая случилась.
Частично это утверждение является правдой, поскольку именно Шива
совершил магию Сдвига разрушив Белый Камень (Омфал, Пуп Вселенной) и тем
самым окончательно разделил реальность Ланки (мира богов) и Земли.

Есть ещё одно обстоятельство, которое Иегова должен был объяснить людям
при формировании зороастрийского мифа (т.е. того мифа, который рассказывал
людям Заратустра) – а именно, продолжающееся ухудшение бытия,
нарастающую неуютность Реальности.
И хотя этот процесс происходил уже не столько по причине Сдвига,
сколько в силу действий Дьявола (сильнейшего из ангелов Иеговы, взбунтовавшегося
против своего создателя), Иегова разумно решает обвинить в этом
всё того же «Брата-Врага».
Таким образом формирование внутренней логики зороастрийского мифа
достигает относительно непротиворечивой завершённости – хороший добрый бог,
создатель всего сущего (аналог Брахмы) борется за счастье людей с
плохим богом, который есть его родной брат склонный не к созиданию,
а к разрушению (т.е. Шива по «типажу», по характеру).
Этому «злому брату» приписываются так же все негативные явления
возникающие в мире (хотя теперь уже они возникают преимущественно
от действий Дьявола).

И вот резюме:
Ахриман – это придуманный (синтезированный) Иеговой метафизический
персонаж, чей образ сконструирован на основе архетипа Шивы (и в таком
формате он служит для объяснения причин того почему «мир испортился»),
а затем слит воедино с архетипом Дьявола (в таком формате он служит
для обоснования необходимости поклонения «хорошему богу»; как отправная точка
для реализации магических актов в рамках т.н. «свободы воли»; а так же
объясняет почему мир продолжает портиться).

PS 1
Лично для меня, «финальный», т.е. классический, завершённый в своём развитии,
зороастризм выглядит как продукт совместной деятельности Иеговы и Брахмы.
Скорее всего, Брахма неоднократно «консультировал» Иегову в
«организационных вопросах» и помогал ему магическими вмешательствами.
И что самое главное – он предоставил Иегове своего собственного архата
(т.е. Заратустру) для реализации Проповеди учения.
PS 2
Через некоторое время, Брахма решил полностью отстранить Иегову
от «участия в проекте», видимо затем, чтобы использовать
парсов для борьбы с Вишну, который к тому моменту тоже начал
заново обустраиваться на Земле.
Поэтому Брахма посылает в рождение на Землю
своего архата известного под именем Мани (Ману) и тем самым
придаёт зороастрийскому мифу шактиальное измерение, формируя
на базе этого мифа учение гностицизма.

Дополнения
Следы шактиальных предпосылок в мифе зороастризма
1.
«Плохой Бог» и «Хороший Бог» являются родными братьями.
Т.е. данная схема, суть, редукция феномена Тримурти.
2.
Носители зороастризма интуитивно чувствовали, что этот бог,
которому они поклоняются – какой-то другой, не тот, что был прежде, хотя и
бывает похож на прежнего до степени смешивания. Это невнятное переживание
оформилось в ожидание «трёх мессий-спасителей» (3 саошьянта), каковое ожидание,
фактически является воспоминанием о Тримурти.
3.
Огонь, как основной священный объект, представляет
собой символическое выражение Шакти.
4.
Странная своей нарочитостью и радикальностью инверсия понятия «дэв»
(т.е. шактиальный, ведический бог) в зороастризме.
Все боги ведического пантеона буквально в приказном порядке
переквалифицированы в демонов и врагов. Тоже самое мы видим во всех мировых
авраамических религиях – «старые боги» превращены в демонов. И это отчётливое
уже не метафизическое, а культурологическое доказательство того, что
зороастризм возник путём ассимиляции Иеговой основного шактиального мифа (Мифа о Тримурти
или Атема). Кто из Тримурти более всего похож по формальным признакам на Ахримана?
Видимо Шива с его неотъемлемым свойством разрушать то, что построено Брахмой.
А поскольку Иегова в зороастрийском мифе изображает Брахму, то образ «Плохого Брата»,
сделан, соответственно, «на основе» Шивы который наиболее подходит для этой роли.