В полуюношеском возрасте, я собирал ламповые
схемы — мною были изготовлены пара передатчиков,
приёмники-регенераторы (несколько), супергетеродин,
мультивибраторы-громкие свистуны (для куража)
и простой усилитель низкой частоты, через который
те приёмники шипели и бормотали.
Две вещи огорчали меня в ламповых схемах —
наличие высокого напряжения, питавшего аноды и
смертность основных компонентов — т.е самих ламп.

Высокое напряжение, я ощущал как некое высокомерие,
как нечто такое, что мешает установить с этими устройствами
дружеские, доверительные отношения.
Ведь в транзисторной схеме всегда можно было потрогать пальцем медный колпачок
транзистора или цилиндрик сопротивления или диодик — не греется ли, хорошо
ли припаян, ну или просто — от нежности.
А здесь — манипулировать приходилось осторожно, с оглядкой
на оголённые провода и раскалённые баллоны.

И второе печальное — это потеря лампами эмиссии.
Глядя на, светящиеся оранжевыми огоньками, катоды, я думал
о том, что каждую секунду исходящий с них электронный
ветер слабеет — пусть совсем незаметно, пусть неуловимо — но слабеет, иссякает,
необратимо расточается. Лампы — в отличии от транзисторов,
были смертны — и это наполняло меня печалью.

Движимый любовью к вечности, я, двадцать лет назад,
спаял простой транзисторный генератор
на приборе КТ315, излучающий в советском УКВ-диапазоне (рядом
со станцией Маяк) и залил его эпоксидной смолой, оставив
снаружи лишь контакты для подключения питания.
Вчера вечером я оживил его посредством девятивольтовой
батарейки «Варта» и водя пальцем в проекции
катушки, послушал переливчатые свисты в динамиках стереосистемы.
Этот опыт можно повторить через 100 лет, через тысячу, через…
Для потомков в эпоксид залита бумажка с начертанием параметров
схемы тушью — напряжение питания 9 вольт, частота излучения 70 мегагерц и
пометкой контактов — где плюс, где минус. Впрочем, на тот случай,
если потомки перепутают полярность, там внутри стоит защитный диод.


Дата: 2 Февраль, 2008