Комплекс событий, которые повторяются для одного человека или определённой группы людей,  связанных между собой судьбами, при каждой новой их (этих людей) реинкарнации, называется реинкарнационной схемой.

Все события, что образуют такую схему,  в каждом новом эпизоде её актуализации изменяются по форме, но при этом никогда не меняются по содержанию, сохраняют свою суть.
Это похоже на то, как разные авторы пишут романы на один и тот же сюжет с одними и теми же персонажами.

 Центром реинкарнационной схемы всегда является архат (истинный реинкарнат), а сама схема воплощается в реальность геббетами и критами, которых архат вовлекает в очередное перерождение ("приводит с собой").
Реинкарнационные схемы могут иметь и более одного центра в тех случаях, когда они являются следствием взаимодействия двух и более архатов.
При этом геббеты и криты этих архатов образуют этакий актёрский состав реинкарнационной схемы, "кучу-малу", пронизанную интригами, ненавистями, любовями, дружбами, союзами и враждами.
 Обычно реинкарнационная схема бывает так или иначе привязана к той локации,  где она впервые сложилась (произошла).
Таким образом, можно говорить о том, что определённый фатум нередко следует рассматривать как определённый локус. И при первичном наблюдении реинкарнационных схем,  именно странности привязки многих биографий к конкретной территории должны останавливать наше внимание.

 Хорошим и относительно свежим примером реинкарнационной схемы является история гибели российской императорской династии (т.н. семьи Романовых).

Сам сюжет этой схемы в точности вычислить и озвучить невозможно, но ясно, что её центральной фигурой является некий архат, известный на сей день как Григорий Распутин. После его смерти (точнее, развоплощения) все участники схемы начинают погибать один за другим, а география событий фатально и странно стягивается к тому месту, где появился на Земле сам Распутин (с. Покровское и "тобольская локация") и где, видимо, эта схема впервые возникла — в очень отдалённые от нашей эпохи времена.
Вот некоторые персонажи этой схемы:
1. Епископ Гермоген (Долганёв). Из-за конфликта с Распутиным и ссоры с Николаем Вторым, возникшей как следствие того конфликта, биография епископа трансформировалась в "путь к Тобольску". Путь сей был сложным, с возвращениями и уклонениями, но общая его направленность оставалась однозначной. В итоге епископ был убит (утоплен в Туре)  где-то на пространстве между с. Покровским и Тобольском по приказу революционного матроса Павла Хохрякова. Это случилось 29 июня 1918 года.
2. Вместе с епископом был убит священник Пётр Карелин (ещё один участник схемы). Трупы их река вынесла прямо к Покровскому — в настоящее время это место отмечено крестами на берегу (см. фото).
3. Павел Хохряков — тоже человек распутинской схемы. На протяжении 1917-1918 годов беспрестанно плавал по Туре и Тоболу от Тюмени до Тобольска и обратно и, разумеется, путь его всегда проходил мимо села Покровского. Плавал он там до тех пор, пока не сыграл свою роль (убийство епископа), а затем удалился в Пермь и там скоропостижно погиб.
4. Что касается самого Николая Второго, то и он и всё его семейство незадолго до гибели тоже оказываются непосредственно в "начальной точке" схемы. Это случилось в тот день, когда по дороге в Екатеринбург конвой, сопровождавший царя на расстрел, остановился в с. Покровском, рядом с домом Распутина.
"В с. Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория (Распутина)…"  — написал Николай Второй в своём дневнике 14 апреля 1918 г. И вот уже 17 июля 1918 года Николай убит в Екатеринбурге, убиты и все члены его семьи, которых нет смысла перечислять по отдельности и которые все, включая императрицу, являлись персонажами данной реинкарнационной схемы.

Рассматривая этот пример, можно предположить, что участники событий сошлись в одном месте и в одном времени не вполне произвольно и ещё раз отыграли "по ролям" некую драму, впервые произошедшую в "покровско-тобольской" локации в древнейшие периоды бытия, во времена, находящиеся теперь за пределами "исторической памяти" человечества.
 Если же оставить немного в стороне изложенные выше странности территориальных привязок, то мы увидим, что фантастическая, совершенно нелогичная,  необъяснимая с позиций психологии,  социологии и иных наук биография, как правило, вообще является маркером реинкарнационной схемы.  
Биография Григория Распутина — своего рода социальное чудо, ярчайший образец феномена реинкарнации. Судьба этого человека словно бы “изготовлена заранее” задолго до его рождения и причём изготовлена на совершенно иных причинно-следственных предпосылках, нежели те, которые были для него положены “по правилам”. Безграмотный крестьянин из сибирской глуши без всяких к тому предпосылок и причин становится другом и наставником царя Российской Империи и приводит эту империю то ли к гибели, то ли к такому тайному спасению, смысл и суть которого всё ещё неочевидны для потомков. 

Восхождение из "грязи в князи", в принципе, совершенно обычное дело для социально-политической сферы. Но здесь речь идёт о чём-то ином. В случае с Распутиным никакого восхождения нет. Он оставался на своём месте в социуме, а царь — на своём. Но, тем не менее, реальность вокруг этих персон складывается таким образом, что крестьянин стал отдавать приказы царю посредством телеграмм, посылаемых с сельской почты. Причины такой конфигурации событий, имевших огромный отклик в дальнейшей истории страны и всей земной цивилизации, следует искать не внутри биографий этих двух людей и не в наличных на тот момент исторических явлениях. Здесь действует магия, реинкарнационная схема, недоступное нашему прямому наблюдению прошлое.

 Рядом с селом Покровским (Ярковский р-н Тюменской области) находится деревня Никитино или Никитина. Через эту деревню проходит дорога, ведущая к месту слияния рек Туры и Тобола. Направляясь к точке этого слияния, мы проезжаем через Никитино и оказываемся в каком-то странноватом пространстве. Это неровное поле площадью в несколько квадратных километров. Поле с перелесками и болотцами, окружённое со всех сторон малопроходимыми лесами берёз и осин и похожими на озёра старицами реки Туры — заболоченными водоёмами, оставленными её блуждающим руслом. Странноватость этого поля состоит в том, что несмотря на то, что оно не задействовано ни в каких хозяйственных целях, всё оно пересечено грунтовыми дорогами.
Понять, зачем по этому полю проложено столько дорог, совершенно невозможно. Их колеи при этом разветвляются, образуют перекрёстки и всячески петляют. Предположим, местные жители ездят к Тоболу на рыбалку и в леса за грибами. Однако для этого достаточно одной-двух грунтовок. Но даже пусть их будет больше одной-двух, ладно. Но зачем все эти петли и повороты? Рельеф местности они вроде бы даже и не учитывают: там, где одна колея идёт прямо, соседняя делает петлю и поворачивает назад, а затем, охватив с полкилометра пустого пространства, возвращается и опять идёт рядом с первой. У этих дорог словно бы нет цели, поэтому перемещаться по ним трудно — в том смысле, что мы привыкли воспринимать дорогу как продукт какой-то логики, но здесь никакой логики не улавливается.

 Но стоя посреди заросшего травой поля я представляю, что расположение этих дорог всё же является осмысленным. И тогда получается что идут они не по пустому пространству, а среди каких-то строений. Здесь был или всё ещё есть некий город# — та точка, в которой и началась лишь частично известная нам драма.


Дата: 8 Сентябрь, 2010