рис. k_d

Не секрет, что существует определённая схема трактовки мифологических сюжетов, посредством которой, эти сюжеты принудительно укладываются в т.н. «историческую последовательность», привязываются к линейному времени нашего мира.
Я бы назвал эту схему «академической», хотя обычно она позиционируется как «эзотерическая»…  для той публики, что не обучается в университетах.
Вот её суть вкратце: Сначала был «хаос». Затем в этом хаосе пробуждается (почему, непонятно) некая творческая, упорядочивающая сила и начинает «творить» — т.е. создавать из первоначального хаоса структуры, явления и существ.
Соответственно, чем древнее существо – тем ближе оно к «изначальному хаосу» и тем больше хаоса несёт оно в себе.
Демиург (бог-творец), в этой системе подобен растущему и умнеющему ребёнку. Сначала он лепит из «глины хаоса» всякую фигню, страшную, но искреннюю, подобную тем пластилиновым зверушкам, которых производят дошкольные дети, впервые познавшие пластилин. Затем он набирается опыта и мастерства, начинает лепить (или рисовать) всё более гармонично. В конце концов, он становится настолько мастеровит, что изготавливает своё собственное подобие – людей, достигая в этом сомнительном акте, практически совершенной гармонии. Здесь бог уже не похож на ребёнка, здесь он выглядит и проявляет себя, скорее, как студент-выпускник академии художеств, реализовавший дипломную работу.
2.
Особенность Мира, получившегося «на выходе» Творения (по версии «классической мифологии»), в том, что «детские работы» бога-творца (все эти плохо, но от души слепленные существа, являющиеся монстрами и чудовищами, в силу того, что были сделаны ещё «неумелым», «начинающим» мастером) никуда из Мира не делись и продолжают жить, сосуществуя с творениями более совершенными (т.е. с теми, которые бог изготовил уже в «зрелом» возрасте).
Разумеется, будучи существами «хаотическими», сии монстры и чудовища себя «плохо ведут», портят «зрелые работы» Творца, засирают метафизическое пространство Мироздания ядовитыми отходами своей жизнедеятельности и т.д.
Поэтому бог-творец становится вынужден, периодически создавать всяких полубогов и героев, дабы те либо убивали монстров, либо приводили их к покорности (модерировали).
И вот из этих битв между героями и монстрами, из этих тяжких и опасных работ по «упорядочиванию» Мироздания, собственно, и складываются (по мнению университетских мирча-элиадообразных профессоров) все классические мифологические сюжеты.
Подобно «состоявшемуся» поэту или художнику, бог-творец уничтожает или просто прячет с глаз долой все свои ранние неумелые поделки, свои слишком эмоциональные «высеры», которые теперь портят (или могут испортить) его респектабельный имидж.
И кстати говоря, дарвинизм, та «теория эволюции», против которой так нарочито активно выступают политруки иеговистических культов – есть лишь светская разновидность истории о сотворении мира.
3.
Вот что забавно –  вышеизложенной схемой пользуются не только добропорядочные университетские профессора, но и те люди, которые считают себя маргиналами от метафизики – всяческие «язычники», «хаотики», «телемиты» и т.д.
При этом они не понимают или не знают, что синхронизируя свои метафизические убеждения с данной схемой, они, тем самым, встраивают в эту схему самих себя. И встраивают именно в качестве «твари» (т.е. в сущности «рабов божьих»), поскольку никакой другой роли эта система для человека не предусматривает. Раб покорный или раб бунтующий. Но в любом случае – раб, «тварь», продукт творения, а не потомок.
Вот почему большинство «метафизических бунтов» — это лишь истерическая поза и не более того. А сам «метафизический бунт» заключается в попытках (обычно, довольно жалких) подражать поведению и манерам «существ хаоса».
Соответственно, никакого язычества и «хаосизма» здесь уже быть не может, поскольку адепт так и не покидает ветхозаветного загона, в котором Иегова держит своих овец.
4.
Но всё меняется для того человека, который однажды понимает, что иеговистическая история бытия «от сотворения мира до наших дней» — не единственная историческая линия земной реальности.
И то, что кажется неискушенному наблюдателю «последовательностью событий», на самом деле, есть многомерная одновременность действий множества метафизических существ, причём к большинству этих существ, Иегова не имеет абсолютно никакого отношения. Ибо они «неместные», они не являются «гражданами» того локального «мироздания», диктатором которого сумел стать Иегова.
И те силы, что их породили, находятся за пределами «круга земного».  Или даже в пределах этого «круга», но вне контроля «Бога-Отца».


Дата: 15 Март, 2010