Представь себе мага, рождённого для одной единственной невероятной битвы,
для какой-то операции, сложно задуманной, может быть, залихватской, с участием многих и многих сил.
И это как в игре — не уникальное заклинание, которое можно украсть, выучить или забыть, а уникальный навык.
Магу в этом случае не нужно придавать никакого специального интеллекта и понимания происходящего.
Ему дана лишь специальная физика для его деяния внутри боя.
Он должен что-то сделать, сделать по сигналу — какое-то сложное, многосоставное действие,
требующее единственных в своем роде чутья и тела, но необязательно — понимания.

Но битва так и не состоялась никогда, наверное, оттого что слишком тщательно всё было распланировано.
И маг продолжает нести с собой нереализованный акт, через череду реинкарнаций,
потому что он от него, по всей видимости, просто неотделим как самостоятельное явление.
В его сознании, как образ гексагона для мистической пчелы, носятся фрагменты несовершённого действия.
Он ощущает его в себе как некую структуру, которой нет в иных существах, просто нет ни в ком больше.
Она внутри него, но и снаружи тоже только она.
Он вдруг откликается на что-то, похожее на нужный сигнал,
и он всегда готов к чему-то, полностью ему неизвестному, но имеющему
определённую длительность и определённый ритм,
определённое звучание выдохов,
определённый рисунок всех жестов и поворотов,
определённое движение и направление
для прыжков и полёта
над какой-то поверхностью, внутри того грандиозного боя,
в желтовато-серой мгле, которой он никогда сам не видел,
которой никогда и не было — она только привиделась тактику,
когда тот придумывал акт и саму сущность, способную его исполнить.

Оставленный на произвол судьбы, маг долгое время присматривается к себе,
снова и снова представляет себе мглу и компоненты своего действия.
Что я делаю там? — спрашивает он себя. — Может быть, я убиваю?
Но нет, на это не похоже. А в некоторых из всплывающих в уме образов
серая мгла вдруг взрывается вспышками света, то слева, то справа по ходу движения.
Однажды, сложив вместе все свои догадки, маг понимает, что это проёмы,
бесчисленные врата и двери, возникающие в пустоте, в видных только ему одному точках,
вслед за каждым жестом, в рваном ритме, навсегда застрявшем в его голове подобно огромной занозе.
Проёмы ведут… в разные места, не важно даже, куда — главное, их много,
и воины, о которых никто не знал, ни свои, ни противники, сейчас окажутся на поле битвы.
И после этого всё, в самом широком из возможных смыслов, — изменится.


Дата: 7 Август, 2010